Муза моя ушла к другому. Тольяттинские поэты о вдохновении

Опубликовано 31 августа 2015 в 10:27
0 0 0 0 0

В нашем городе год от года становится все больше людей, которые начинают писать стихи. Мы попросили рассказать наиболее интересных представителей молодой поэтической волны о том, откуда берется их вдохновение.

Виталий Балашов

Я всегда считал, что «вдохновение» — это отмазка, которой, так называемые, «люди искусства» маскируют свою лень. Мол, не могу работать, пока не прилетит розовая фея и не шарахнет меня волшебной палочкой по голове. Ерунда это всё. Во-первых, фея в таком случае была бы с прокуренным голосом, в рваных джинсах и бутылкой крепкого в руке. А во-вторых, поэт, который не пишет в ожидании её, далеко не уедет, потому что она – гость нечастый.Это не значит, что следует бездумно штамповать стихотворения одно за другим, словно на конвейерном производстве. В таком случае, безусловно, набивается рука, но мельчает мысль. А мелких мыслей и так хватает, я сам иногда этим грешу.

Если приоткрывать дверцу творческой кухни, то у меня дела обстоят так. Сначала в голове вспыхивает искра. Это может быть ключевой образ, интересная метафора или даже целая строка. И уже от нее начинает разгораться всё остальное. Зачастую я сам не знаю, о чем в итоге напишу. Если выстраивать идею, план, мол, в этой строфе случится то-то, а в этой – то, то такой метод, по крайней мере, у меня, обречен на провал. У меня не получается соблюдать какие-то рамки. Мысль и язык сами ведут руку, и я им доверяю больше, чем творческим задумкам. Я – лишь инструмент, если говорить грубо.

Ну, а если всё-таки вернуться к пресловутому вдохновению, то к творчеству меня толкают люди и их поступки. Лучшую книгу вокруг нас пишет сама жизнь, и в ней можно отыскать неисчислимое количество сюжетов. Безусловно, проходя через призму авторской мысли, они преображаются, гиперболизируются, что-то выносится на первый план, что-то, наоборот, оттеняется. Довольно долгое время меня вдохновляют человеческие страдания, чужие и – куда без этого – свои. Ну, а в результате творчества получается нечто бесполезное, как и всё красивое. Или некрасивое, но пользы от этого тем более не прибавится.

 

Я им серьезно так, значит, и говорю:

 

— Вот вы зубоскалите, а я горю.

До сих пор горю, а она не горит, понимаете?

Она уже всё, финиш хим, фаталити,

а я горю, подобно убитому сентябрю.

 

Я твержу им настырно, что мне паршиво,

что ни бог, ни аллах, ни шива,

ни тем более я — не видели сей красы.

А они говорят:

 

— Не ссы!
Херня это всё, мужик.

Ну-ка, пошли по пиву.

 

И весь вечер глядят и галдят упрямо:

 

— Да пусть удалит хоть все фотки из инстаграма!

Пусть даже ее вопрошает мама,

почему запропал вон тот,

что цветы носил и часами висел на трубке?

Все равно не найдет ответа, хоть оземь рухнет.

 

— Да хер его, маменька, разберет.

Ксения Оруджова

Вдохновение — штука таинственная. Сложно сказать наверняка, есть оно или нет. Обычно творчество рождается больше трудом, чем каким-то чувством.

Но иногда, прочитав книгу или увидев фильм, зарождается какой-то сюжет, картинка, мысль, цепь, и хочется написать об этом, хочется написать из-за этого.

Конечно, легче всего вдохновиться собственными эмоциями, это и происходит чаще, хотя для меня источником может быть и переживания другого человека или просто чья-то личность, которая чем-то восхищает, удивляет. Человеку не обязательно отличаться от остальных, он может быть частью толпы, не выбиваясь из общей массы. В этом и будет его уникальность.

В последний год меня подпитывает природа. Когда я стала более чутко отмечать то, что происходит вокруг, все стало совсем другим.

И все же я считаю, что не нужно полагаться на что-то призрачное и неосязаемое. Все самое лучшее создается трудом, усердием, усилием, поэтому и ценится так дорого.

 

ВРЕМЯ ИЛИ ВОДА

все обязательно смоет время или вода.
мутный поток останется за стеной.
только слабак жаждет жизнь без труда
и оставляет цель на дороге, но

если идти вперед, преломляя страх,
как вагон гремит по ветвям метро,
то в конце пути ожидает крах,
расслоение взглядов, а после – строф.

экипаж впивается в шаткий холм,
не щадит никого покаянный дух,
это мысли о тяжком и о плохом
разливают по нам, как вино, беду.

даже пчелы наносят удар, когда
мир потерян, и он означает смерть.
все смывается временем, как руда
истончает великую раньше твердь.

все обязательно смоет время или вода.
память, проблемы, обман и лесть,
дружбу, любовь, обиды и города.
надо лишь помнить, про то, что есть,
что будет и останется навсегда.

Валерия Мишина

Никогда не испытывала вдохновение. Пишу, в частности, о средневековье, мифах и сказках. Обычно стихотворение начинаю писать с конца.

струны дробит гусляр,

а тетиву охотник,

каждому не дано что-то еще постичь.

в час, когда менестрель

словом полнит кошель,

лучник стреляет дичь.

 

вот городской портной

в курсе нововведений,

носит шифон и шелк, ходит по-щегольски.

в час, когда есть заказ

платья на день рожденья,

трупные шьет мешки.

 

вот городской мясник

лучший из всех,однако,

толст, безобразен, глух, правда, сойдет и так.

в час, когда человек

кружится у прилавка,

душит хромых собак.

 

вот городской бедняк,

всем беднякам под стать,

носит обрывки штор, мелет белиберду.

в час, когда филантроп,

мелочь готов отдать,

с кладбищ крадет еду.

 

вот городской кузнец

статен, плечист и ловок,

может забить быка кончиком от стрелы.

в час, когда старый друг

просит набить подковок,

делает кандалы.

 

вот городской палач,

взгляд неприлично сонный,

ходит ,как нищий раб,без сюртука и шпор.

в час,когда смерть свою

видит приговоренный,

точит стальной топор.

Таня Юдина

Моё вдохновение приходит ниоткуда. Вернее, сложно сказать, откуда именно оно берется — обычно это абсолютные мелочи: сказанная кем-то фраза, которая смогла меня зацепить, что-то неуловимое в мелочах пейзажа вокруг или монстры, нарисованные воображением. Все это может копиться очень долгое время, а потом вдруг разом вспомниться в один из вечеров. И когда это происходит, есть одна неизменная деталь: меня начинает знобить (даже если в комнате ужасно жарко). Самое обидное заключается в том, что пока мне так и не удается передать те хрупкие ощущения, которые и подталкивают меня к написанию чего-либо. Однако я надеюсь, что всё ещё впереди и, если приложить чуть больше старания, образы наконец-то оживут.

 

В городе рядом с морем бабушки в сланцах срезают живые цветы,

Серенады поют все те же бандюги-коты.

Когда ночь опускает завесу своей темноты,

И легчайшая дрожь словно гладит поверхность воды,

Люди шепчут друг другу «я никогда не предам!».

Фотографии старые тихо выходят из рам,

Электричество мерно крадется по проводам,

А я по пояс высунулась из окна.

Понимать начинаю, что жизнь действительно хороша,

Потому что можно размеренно, не спеша

Вдыхать воздух, полный сирени с неведомой примесью,

И, кажется, что теперь все на свете легко будет вынести,

Пока мысли мои продолжают спокойно течь.

Словно камень с души или небо упало с плеч.

Иван Благодарский

В своих стихах я стараюсь передать своё эмоциональное состояние. Редко у меня бывает, что сначала появляется идея, я её долго вынашиваю и думаю как, и о чем именно писать. Чеще всего пишется именно на эмоциях. Тем не мнение, я не допускаю словесной диареи в стихотворении. Вдохновляет меня, прежде всего, красота. Я не знаю, только ли со мной такое, или нет, но это мне очень помогает. Я постоянно вижу все как будто со стороны. Я, и люди вокруг меня, персонажи. Все что нас окружает, декорации. Так я вижу очень часто, и это, скажу я тебе, очень красиво. Да, именно это меня вдохновляет.

 

Когда я слушаю Федерико Мампоу,

С глаз моих текут слёзы.

Вижу город, где всё так прекрасно и грустно,

Эти улицы, не на что не похожи.

 

Эту музыку слышу,

И она меня слышит.

Я будто бы с ней говорю.

Она мне кивает и грустно так

Дышит.

Вот и я

Вместе с ней

Погрущу.

Марти Левеня

Честно говоря, я не знаю что такое вдохновение, я даже не уверена что оно сущетвует, однако когда прогуливаюсь, слушаю музыку, встречаюсь с друзьями, думаю о родителях, вспоминаю детство ну ум приходят слова и собираются в предложения, фразы, а потом группируются в рифму. Я люблю разную поэзию, в том числе и сюжетную, меня на нее вдохновляют события, происходящие со мной, с моими знакомыми, моя фантазия и даже сны. Жизнь наверное, самое лучшее вдохновение, то, что тебя окружает, радует или заставляет плакать. Так же и с людьми. Я люблю писать про людей, и даже если в стихотворении не упоминается имя, мой товарищ поймет, что это он в этих словах, что утопленник, путешественник или любовник. Вокруг крутится, столько событий, в моей стране, в чужой, что ты думаешь об этом и не можешь не писать. Так и идет жизнь. Я сажусь, закрываю на минуту глаза, открываю и пишу. Так как муза моя ушла к другому.

 

сад.

ты говорила

что когда — нибудь мне покажешь

свой сад

 

я представлял перед сном

розы и лилии

тюльпаны и маки

узенькую аллею

зеленые парки

кусты земляники

малины шипы

тонкие руки

в порезах твои

у тебя на коленях

спит давно кот

и вишня растет

до самых высот

вкус ее кислый

бросает в дрожь

и ты когда сливы поспеют

ждешь

 

но вот прошло время

ты ведешь в сад

холодными пальцами

сжав ладонь

и я чувствую твой укоряется шаг

по телу будто бежит огонь

 

вместо деревьев —

кресты

вместо цветов —

надгробия

все показала ты

могилы, пустая сырая земля

вот страха подобие

и только шиповник

у старой беседки

вплетался в ее столбы

собака огромная

дыша тяжело

скулила просив еды

 

и в темноте

почти наугад

ты вела меня дальше вперед

и ворон кружил

и ветер свистел

развивая платье твое

поет

и самое страшное я осознал

мне милее теперь она

не мое сновидение,

не из цветов и ягод края

а та, что не знает дна —

одинокая бездна твоя

0 0 0 0 0