Неочевидный герой. Театральный режиссер

Современное театральное искусство выходит далеко за рамки традиционных буфетов с шампанским и длинных антрактов. ТеатрForm, который Юлия Голованова создала в Тольятти, не похож на наши очевидные преставления об этом искусстве. У него нет красного занавеса, старушек-гардеробщиц, даже собственного помещения, зато за два кратких года своего существования труппа уже успела побывать на фестивале в Германии и получить номинацию. Сегодня мы поговорили с Юлией Головановой о современном театре, эротическом перфомансе, тольяттинском зрителе и страхе стать Карабасом-Барабасом.

t1

Чем вы занимались до того, как основали театр?

Всё началось в детстве, когда я попала в театр «Вариант», это альма-матер, мой родительский дом. Именно в «Варианте» я поняла и осознала, что театр для меня — важная часть жизни. Я всегда была человеком театра: играла, писала пьесы, какие-то были успешными, и всё это было фундаментом, на котором сейчас вырастает ТеатрForm.

Как вы поняли, что хотите заниматься театром?

На самом деле я не переставала заниматься театром, если я не играла, то писала для театра, анализировала, насматривала, изучала. Честно говоря, я пыталась уйти в другую деятельность и уходила, но всегда на короткое время. Без театра никак…

Расскажите о том, как был основан театр?

Театр был создан случайно в ноябре 2014 года. Теперь я понимаю, что всё к тому и шло, но я не строила никаких планов, я просто начала осуществлять свои давние задумки, стала работать, и всё сошлось и состыковалось само собой.

Мы (вначале нас было пятеро) понятия не имели, что из этого может получиться, но остановиться уже не могли.

Появился Отдел современного искусства, где мы много и усердно работаем и сейчас… И из названия на один вечер ТеатрForm стало именем, негромким, но таким, о котором говорят не только в нашей стране.

5

Легко ли совмещать обязанности директора и режиссера театра?

В английском языке директор и есть режиссёр. Но если честно, в нашем театре нет такой должности, как директор. Я, конечно, выполняю какие-то директорские функции, но это несложно и не отвлекает, потому что все участники занимаются театром в равной степени. Мне не тяжело, у нас отличная команда, ведь театр – это прежде всего люди, и тут мне очень повезло.

Как вы набираете актеров?

Актёры приходят сами. Сначала это просто интересные люди, которые хотят играть в театре, но наш формат подразумевает много интенсивной и напряженной работы, после которой происходит то, что делает из человека актёра.

Раз в полгода мы проводим набор в театр. Мы берём всех, это принципиальная позиция.

Если человек пришёл к нам, чтобы заняться искусством, чтобы работать — я не могу запретить, наши двери открыты, если он пришёл покривляться, то сам поймёт, что тут ему не место. Мы действительно очень много работаем, но это приносит свои плоды. Кстати, в феврале мы снова открыли двери для всех желающих, любой может прийти к нам и стать частью команды.

Кто подбирает пьесы, которые вы будете играть?

До последнего времени материал, над которым работал ТеатрForm, выбирала я. Теперь всё по — другому, все растут, сейчас абсолютно каждый участник готовит собственную режиссёрскую работу. Хороший пример подала Алёна Бударина, которая поставила совершенно честный пластический спектакль «Inside. Человек любящий». В ближайшее время мы покажем его 11 февраля в пространстве Тольяттинского художественного музея в рамках межрегиональной выставки «От авангарда к авангарду. Структурированное искусство конца XX – начала XXI веков».

4

Вы называете свой театр независимым и экспериментальным. От кого он независим и с чем вы экспериментируете?

Полное имя театра – независимый экспериментальный театр «ТеатрForm». Первые пять месяцев со дня рождения театра расставили всё на свои места, и перед фестивалем «Театромагия» нужно было определиться, какой же мы всё-таки театр.

Независимым театр назвали потому, что он независим (а для меня это важно) от какой-либо дирекции, дома культуры, муниципалитета.

Мы делаем то, что считаем нужным, сами поддерживаем своё искусство коммерческими проектами, от которых, конечно, не отказываемся, сами выезжаем на фестивали, и наш репертуар не зависит от муниципального заказа, от количества купленных билетов, от обязательств перед «рукой дающей». Вот почему независимый. А экспериментальный – тут всё просто. Мы делаем спектакли необычного формата, работаем с формой и языком, любим пластику, слово, поэзию, не всегда гуманную и современную драматургию. С таким набором пристрастий, мы точно экспериментальный театр.

Недавно, как нам известно, вы делали эротический перформанс. Считаете ли вы его успешным? Готов ли город к такого рода постановкам?

В ТеатреForm нет такого перфоманса. Если имеется в виду «Речкой течь», то мы пока отложили этот закрытый показ по разным причинам. Это очень близкая сердцу работа, которой мы отведем специальное время. Но, я могу сказать, что эротики в привычном понимании там не заявлено, она присутствует в тексте. В любом случае этот перфоманс не будет из разряда «шокотерапии», разве что для очень нежных людей.

Много ли у вас зрителей в Тольятти?

Театру год с небольшим, и зритель наш ещё формируется, так же, как и мы. Сейчас на спектакли, перформансы и читки ТеатраForm приходят разные люди, но уже есть постоянный зритель, и это очень радует. В Тольятти не слишком активный и многочисленный зритель, наверное, это проблема наших театров, но нам хватает, ведь формат наших спектаклей предполагает не более 50 зрителей.

2

Считаете ли вы свое искусство элитарным, или оно доступно пониманию массового зрителя?

Наверное, мы работаем на стыке массового и элитарного, должен же быть какой-то промежуточный слой. Мы не отрицаем массовую культуру, но всё же не хочется иметь с ней много общего.

Расскажите о фестивальных успехах театра.

У нас за плечами два международных фестиваля, один был в Самаре, другой, с которого мы недавно вернулись, в Германии. Ощущения от выступлений на фестивальную, насмотренную аудиторию, непередаваемое. Актёры возвращаются более сильными, более чуткими. Нашу Регину Рахманову на фестивале «Kultur on Tour» в Бремене номинировали на лучшую женскую роль, для нас это было огромной честью, но за этим стояло много работы.

Спектакль «Предназначено на слом», который мы показывали в Бремене, можно будет посмотреть 20 февраля в Отделе современного искусства.

Как вы будете развивать театр? Чего от вас стоит ждать в самое ближайшее время?

Мы просто не будем останавливаться. Развитие ТеатраForm в продолжении поиска новых форм, нового языка, мы будем ставить, играть, смотреть, слушать, анализировать, учиться, учить, требовать от себя большего в плане театрального искусства. Если соблюдать это, то остальное придёт само.

Складывается впечатление, что вы авторитарный руководитель. Не боитесь превратиться в Карабаса-Барабаса?

Не знаю, у кого и по какой причине могло сложиться такое впечатление. Я не боюсь, и не стану Карабасом, потому что вся концепция ТеатраForm противоречит концепции театра кукол Карабаса–Барабаса. Выражение «авторитарный руководитель» мне как будто даже льстит, но я не могу с ним согласиться, оно не про меня.

3




в центре внимания Вернуться на главную

видео дня "НЛО" в Тольятти
фото дня Сом, выловленный на реке Уса