«И всех их положил». Редактор TTR о подвиге одного ветерана

Опубликовано 08 мая 2015 в 12:43
0 0 0 0 0

В преддверии годовщины Великой Победы редактор TTR Юрий Печкин говорит о самом страшном вопросе, на который должен ответить каждый, и частной истории, которую необходимо рассказать всем.

Пять лет назад с помпой отмечали очередную годовщину Победы. Тогда я писал для одного автомобильного портала и по заданию редакции отправился искать ветерана-автомобилиста. Бойкая дама из ветеранской организации порекомендовала поговорить с Иваном Семеновичем Игониным, который по ее словам, прошел всю войну танкистом. Оказалось, что Иван Семенович не водил танки, он служил в 31-ой истребительной противотанковой артиллерийской бригаде снайпером-разведчиком. Дама-организатор кардинально ошиблась.

В школе мне, как и многим другим рассказывали, как все эти старики воевали и защищали страну. Воевать и защищать – это что-то выхолощенное и парадное. А на самом деле, война — это ад и смерть. Однажды в Винницкой области Игонин попал в окружение и выходил из него с пятью бойцами. Они шли через овраг, чтобы в случае чего спрятаться в кустах, а немцы расстреляли их из засады практически в упор. Убили троих.

Ветеран говорил о войне без всякой бравады. Лаконичнее всего Иван Семенович рассказал о том, за что был награжден «Медалью за Отвагу». В Карпатах ветеран в одиночку истребил отряд из двадцати трех (!) фашистов. Фронтовик так и не ответил, как это произошло. Сказал по-военному сурово и коротко: «Подстерег и уничтожил».

Как Иван Семенович убил в одиночку отряд из 23 фашистов? Отвечает — «Подстерег и уничтожил»

Больше всего мне запомнился рассказ ветерана об обычном танковом бое, в разгар которого на укрепление Ивана Семеновича с марша наехал тяжелый немецкий танк «Пантера». Танкисты попытались утрамбовать его в земле, а когда решили, что дело сделано, отъехали, но были подбиты. В этот момент Иван Семенович встал, отряхнулся, дождался, когда немцы начнут вылезать из дымящегося танка и «всех их положил».

Победу Игонин встретил в Вене. Ветеран сокрушался, что с немцами воевал, а в Германии не был. Иван Семенович тогда признался мне, что на войне убивал легко: «Все знали, что это враги, и если не мы — то нас, тут уж деваться некуда. А в мирное время убивать незачем».

«Все знали, что это враги, и если не мы — то нас, тут уж деваться некуда. А в мирное время убивать незачем»

Поговорив с ветераном, я понял, что начал воспринимать ту войну не как сухую подборку параграфов из учебника истории, а как схватку людей, в которой они убивали друг друга для того, чтобы я жил. В этот момент мне стало по-настоящему страшно. Я представил себя на его месте. В 18 лет я учился в вузе, был весел и пьян, а он поднимался в атаку на Втором украинском фронте и ходил в разведку с чехами, переодевшись в нацистскую форму. Даже спустя пять лет я не могу ответить себе на один простой вопрос: «А ты бы смог убить человека, а десять, а двадцать, а двести?».

Каждый из этих стариков на этот вопрос для себя ответил и сделал все, чтобы мы задавались им только умозрительно. Самым страшным для тех, кто тогда выжил, могло быть только одно – повторение войны. Этого никто не хотел. История нужна для того, чтобы предостерегать. Когда я вижу ура-патриотов, которые не хотят получать «загранник», ожидая, что скоро везде будет Россия, мне хочется каждому из них рассказать историю о том, как воевал Иван Семенович Игонин. Потому что та прививка от больших войн, которой стала смерть двадцати миллионов человек, постепенно превратилась в далекую абстракцию и повод для маркетинговых ухищрений.

0 0 0 0 0