Книги класса «премия». Не самые известные произведения Нобелевских лауреатов

Все уже оставили восторженные реверансы в адрес Светланы Алексиевич, поумерили свой пыл и гневные комментаторы, считающие ее заслуги недостаточными для Нобелевской премии, а главное, утихли совершенно не литературные споры  — «Наша она или не наша?». В контексте всеобщей нобелевской вакханалии мы решили предложить вам почитать уже что-то кроме Бродского (да и Алексиевич), а посему вспомнили других «не наших» нобелевских лауреатов и их не самые попсовые произведения.

Томас Манн
«Доктор Фаустус»

KMO_148127_00052_1_t222_170736

Манн — безусловный гений. Он берет и проворачивает в литературе настоящую революцию в области формы и манеры повествования, попирает традиции реализма и на его руинах в одиночку возводит новаторский жанр интеллектуального романа. Манн горячо любил русскую классику и равнялся на Достоевского с Толстым. Правда, вступает он на мировую арену во времена, когда на ней безраздельно царствует русская литература с ее непоколебимым авторитетом, и в 26 лет пишет грандиозный по масштабу роман “Будденброки”, который больно отдает толстовщиной. Но Манн сознает ложность пути подражательства, умудряется в него не вдариться, и не становится вторым Толстым, а становится, собственно, Томасом Манном.

«Доктор Фаустус» — классическая история сделки с Дьяволом, которая у Манна приобретает новые черты и являет собой перспективу всей современной ему Западной культуры. Композитор Адриан Леверкюн идет на уговор с Лукавым во имя обретения гениальности и выдающейся роли в мировой культуре. Главное условие Дьявола — никакой любви, парень. Традицонный немецкий миф о Фаусте, который эксплуатирует и Гете, у Манна перерос сам себя и  разворачивается на множестве уровней — к примеру, как Леверкюн движется к своему судному дню, так Германия движется к торжеству нацистской идеологии.

Мимо Манна не прошли никакие значительные явления 20 века: Ницше, Фрейда, Юнга, Вагнера он особо котирует. Биографии сразу всех гениев, которых Манн как бы усаживает за один стол, и образуют жизненный путь Леверкюна. «Доктор Фаустус» мало того роман философский, так еще и дико музыкальный. Именно музыка и философия — те интеллектуальные “игрушки”, с которыми Манн лихо расправляется, считая, что в этих двух направлениях сумрачные немцы преуспели пуще остальных. Так Манну удается визуализировать музыку, облачив ее в словесную форму. Тонкость интеллектуальной игры и попытки раскрыть причины страшнейших катастроф 20 века — малая часть того, отчего работы Манна — ошеломляют и повергают в восторг, и перед чем не устояли в том числе и эксперты Нобелевской премии.

Гюнтер Грасс
«Фотокамера. Истории из тёмной комнаты»

e6c76b67c8cc4fff953e1343ef042ae4

Талант Гюнтера Грасса грандиозен: он был не только блестящим писателем, но и художником, скульптором, почетным доктором нескольких университетов. Грасс взял на себя сложную роль — он стал рупором тех, кого до сих пор не хотят слушать — рупором целого поколения немцев, выросшего в годы Второй Мировой и державшего ответ за зверства германского нацизма. Весь мир узнал о Грассе благодаря роману «Жестяной барабан», где рассказывается о мальчике, который с приходом к власти в Германии национал-социалистов отказывается расти в знак протеста против происходящих в обществе перемен.

Если книги писателей — их дети, то Гюнтер Грасс отец-герой дважды: книг у него 16, а детей — 8. Автобиографический роман «Фотокамера. Истории из тёмной комнаты» — как раз о его детях. В книге Грасс фантазирует, будто его отпрыски по просьбе отца готовят ему подарок к 80-летию, для чего на протяжении нескольких месяцев встречаются и живо спорят о своем прошлом, записывая свои воспоминания на диктофон. Их семью всюду сопровождает Старая Мария — фотограф, давняя подруга отца, которая неустанно снимает их жизнь и фиксирует на свой “волшебный ящичек” не только прошлое, но и будущее.

Дети наперебой рассказывают сумасшедшую, полную загадок, историю своей семьи, вспоминают о чудесах из “волшебного ящичка”, говорят обо всех женщинах отца, о том, как он работал над романами и как порой бежал от проблем. Как и в любых семейных легендах, в их повествовании совершенно не ясно, где правда, а где — вымысел. И, как водится, самые обыденные житейские события, свои детские переживания и страхи ребята (или сам Грасс?) наделяют мистическими свойствами и воспринимают простые вещи как чистое волшебство. Всё самое магическое и невероятное и становится их главными воспоминаниями, а бесконечные разводы родителей, собственные любовные неудачи и житейские неурядицы становится лишь фоном для тех чудес, что регулярно случались с ними благодаря фотографу Марии.

Орхан Памук
«Новая жизнь»

«Новую жизнь» самое время традиционно начать с понедельника. «Однажды я прочитал книгу, и моя жизнь полностью изменилась. Еще читая первые страницы, я ощутил такую ее силу, что мне показалось, будто тело мое отрывается от стола, за которым я сидел, и улетает». Увы, первые строчки «Новой жизни» Памука совсем не о ней самой. Так отзывается о некой таинственной книге студент Осман, который ею одержим и до безумия хочет попасть на ее страницы. Книга эта сама выбирает читателя, полностью овладевает его сознанием и пробуждает в своем новоиспеченном «рабе» неумолимую тягу к странствиям. Так и Осман отправляется в длительное и полное странных событий путешествие, цель которого — поиск новой, истинной жизни, а значит и великой любви.

Роман этот Памук пишет еще не будучи нобелевским лауреатом, но уже являясь автором, снискавшим славу классика турецкой литературы. «Новой жизнью» Памук вдыхает эту самую новую жизнь в совсем, как оказывается, неизвестную обывателям Турцию, которая являет собой гораздо больший культурный феномен, чем ол-инклюзив на первой береговой линии.

Печать

Книгу можно приобрести в интернет-магазине, а также в магазине города:

Ленинградская ул., д. 55




в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Пьяная самарчанка устроила массовую аварию
фото дня Митинг рабочих АвтоВАЗагрегата
новости