Город

Редактор TTR признается в любви Тольятти

Опубликовано 28 декабря 2014 в 19:17
0 0 0 0 0

На днях слушал долгий, полный красочных аллегорий и неподдельного чувства, монолог ненависти товарища. Молодой человек ненавидит все русское, хочет английские носки и вынашивает идею стартапа, который сделает всех дрочеров с «порнохаба» и прочих «рунеток» настоящими властителями мира. Когда парень закончил говорить, поймал себя на мысли, что люблю свою малую родину. Не так, чтобы ставить заглавную букву в слове в конце предложения, а так чтобы не хотеть отсюда уехать, ну разве что в Минск, потому что там бабы красивые.

Нет, я не сошедший с ума патриот. Я не люблю тольяттинскую архитектуру, точнее ее отсутствие, провинциальность, сугробы на дорогах, понты, которые впитались в жителей, как хлорка из новогородской воды. Однако в происходящем я вижу много плюсов. Кто-то, правда, считает, что это кресты на могилах. Я не хочу кормить вас длинной «пастой» из очевидных достоинств замкадья в общем, и Тольятти в частности. Об этом очень хорошо сказали герои многочисленных интервью на TTR и вернувшийся в очередной раз из Питера фотограф Семяков.

Готов сделать все, чтобы не было войны

Я хочу жить и работать на работе, которая доставляет мне удовольствие, не хочу завидовать, ненавидеть, тупить. Здесь у меня даже получается почти все из этого списка. Но стоит только опубликовать репортаж парня из армии, как меня тут же обзывают «ватником» самые левые из возможных ультра-либералов. Истинных «ватников» же до дрожи злят сиськи и мат в статьях. По конструктиву пока только те, кто про орфографию и запятые. Смотрю на это и понимаю, что готов сделать все, чтобы не было войны. Ее я больше всего боюсь, хотя для кого-то и в этом развитии событий найдутся свои плюсы. Отличная молодая фотографиня сможет снимать фронтовые репортажи, как она того хочет, не выходя со двора многоэтажки, в которой живет. Мой друг сможет выжить под обстрелами целых 32 дня. Он доказал это, пройдя польскую игру про боевые действия, во время которых пытается не умереть мирный житель абстрактной ДНР, на уровне «супер сложно». У меня есть неслабый тьютор, правда?

А что есть на 712 000 населения?

В маленькой жизни каждого из нас нет места для большой политики, главенствующей религии и идеологии. Нас даже большая экономика не должна особо тревожить, потому что на нее нельзя повлиять, даже при помощи больших протестов, которые в Тольятти просто невозможны.

Мой знакомый работает на заводе, потому что, протаскав на себе 11 лет костюм и галстук в школе, выработал стойкую нелюбовь ко всему офисному. Он не может не работать руками, но при этом много читает, любит свою жену, курит электронную сигарету, а творческие его друзья не утратили с ним духовную связь.

На моей малой родине каждый ждет откровения и прорыва, но почти никто не способен сделать что-то по-настоящему прорывное. Все говорят, в Москве есть «Афиша», «Village» и прочие фурфуры. Однако на 12 000 000 жителей столицы непременно найдется полторы сотни отлично пишущих журналистов. На статистическом уровне – это гораздо меньше всякой погрешности. А что есть на 712 000 населения? Я не пытаюсь оправдать себя и своих коллег, качество материалов и условную пунктуацию. Я вижу, что в регионах вдохновение черпают из Москвы, в Москве из Бостона, а в Бостоне его находят в глухой американской провинции.

Понимаете, о чем я?

0 0 0 0 0