Город

Админ «Тольятти»: о бане, разбане и будущем паблика

Опубликовано 23 декабря 2014 в 23:17
0 0 0 0 0

На выход из бана паблика «Тольятти» TTR публикует интервью с самым закрытым человеком местного интернета, администратором крупнейшего городского сообщества Вконтакте Ильдаром Гиматовым. В нем ответы на все вопросы о блокировке, разбане и будущем паблика, записанные, разумеется, из диалога в соц.сети.

— Почему заблокировали паблик «Тольятти»?

— Некоторые сборы помощи на лечение/операции не были подтверждены документами. В данном случае администрация ВКонтакте привела 3 примера: ДТП на повороте в Васильевку, тогда погибла вся семья и остался жив только маленький мальчик; дтп на Московский/Приморский, машина проехав на запрещающий сигнал светофора въехал в газель, велся сбор на лечение Виктора Слепцова, который был пассажиром в машине нарушителя; девочку сбитую у ТЦ Апельсин.

— Все эти факты раскопали агенты Вконтакте или это были жалобы пользователей?

— Я не утверждаю, но предполагаю, что это был заказ. Кому-то данное сообщество перешло дорогу. Я уже до этого говорил некоторым СМИ, повторяться не буду. Не хочу воевать с теми людьми, которые массово писали на меня заявления в полицию, скажу лишь, что они нашли к чему придраться. Полистали стену сообщества, заострили внимание на сборах и дали сигнал в МВД или Роскомнадзор, которые отправили Вконтакте требование блокировки сообщества. На такое реагируют быстро, слышал, они обязаны подчиниться, поэтому и заблокировали. Если бы блокировка была инициатива самой администрации Вконтакте, то они бы сделали то же самое с другими тольяттинскими сообществами.

— Сколько в общей сложности длилась блокировка?

— 3 дня. Честно говоря, я думал, продлиться дольше, дней 7, но агенты тех.поддержки быстро разобрались в данной ситуации. Я отправил им документы, что люди, которым требовались деньги, настоящие и действительно нуждаются в них. Кстати, они до сих пор находятся в тяжелой ситуации.

— Расскажи, что ты предпринимал, чтобы собрать все необходимые доказательства?

— Очень горько было просить документы у матери, которой погибли ее дочь, зять и внук в дтп (на Васильевке). Женщина перенесла страшное горе. Тогда весь город помогал выжившему Ванечке Рындину. Она откликнулась на нашу просьбу, представила все документы. Дальше поехали по больницам, где сейчас лежат остальные пострадавшие.

— Как ты оцениваешь оперативность и адекватность работы Администрации Вконтакте?

— На отлично. Ребята разобрались во всем, поняли, что здесь нет мошенничества.

— Пока сообщество было недоступно, появилось много клонов и фейков. Будешь ли ты как-то с ними бороться?

— Не буду. Я не конфликтный человек. Бог с ними.

— Какие меры ты будешь предпринимать, чтобы снова не попасть в бан?

— Посты будут публиковаться крайне аккуратно, то есть, если новость будет нести большую опасность для паблика, то проигнорируем ее, ведь вредители могут придраться еще к чему-либо.

— Изменится ли формат паблика? О чем теперь будет писать «Тольятти»?

— Всё останется так же, как и было. Но вот решили ужесточить наказание для тех, кто использует ненормативную лексику. До этого мы банили таких людей на неделю, теперь будем на месяц. Писать теперь также станем о людях, которые находятся в тяжелых ситуациях. Люди попадают в безвыходное положение, только широкая огласка может хоть немного помочь им.

— Многие говорят о том, что в паблике много «чернухи». Станет ли ее меньше?

— Мы стараемся публиковать все мнения сторон, то есть если одни считают, что кто-то хороший, а другие пишут, что он плохой, то мы опубликуем оба мнения.

— Есть мнение, что в паблике мало хороших новостей. Исправишь ситуацию?

— Очень хотелось бы, но дело не в паблике, дело в нас самих. Мы привыкли к плохим новостям, нас приучили к этому. Если взять любой популярный информационный ресурс, то 90% новостей будут негативными. Людям нужен экстрим, убийства, крупные ДТП и т.д. Да и в Тольятти новостей хороших очень мало, увы.

— Ты являешься самым не публичным администратором местных пабликов. С чем это связано?

— Я, действительно, не люблю публичность. Мне так спокойней.

— Как будешь возвращать отписавшиеся три с лишним тысячи человек?

— Я спокойно к этому отношусь, ничего страшного, отписались, вернутся.

0 0 0 0 0