Общество

Неочевидный герой. Челнок

Опубликовано 02 июня 2016 в 13:26
0 0 0 0 0

Именно эти люди одевали и обували нас в «девяностые». TTR поговорил с дамой, которая занималась челночным бизнесом и записал ее рассказа о том, как все начиналось, про поездки за товаром, бандитские разборки и превращение палатки в серьезный бизнес.

Вообще никогда не задумывалась, почему нас стали называть «челноками». Те из моих товарок, кто раньше на швейных производствах работал, рассказывают, что из-за сходства с деталью швейной машины. Челнок тоже бегает взад вперед по полотну, прямо, как мы по стране.

Вместе с развалом Союза развалился и мой завод. Муж от меня еще давно ушел. Вариантов прокормить себя и ребенка других не было. Денег на первую партию товара я заняла у родственников. Когда впервые на «Черкизон» было дико страшно, вдруг все отнимут. Тогда автобусы с челноками грабили только так. Место на рынке я получила за взятку. Был у моих знакомых знакомый, который помог в этом деле. Я ему за это до сих пор благодарна.

Ассортимент выбирался примерно так. Одна торговка привозит фиолетовые комбинезоны. Их начинает брать народ. Монополистом она будет всего три дня. После этого придет автобус из Москвы и у всего ряда будут такие комбинезоны. Принцип «бери, что у других берут» действовал идеально. Некоторые торговки даже открывали на рынке сразу несколько мест с почти одинаковым товаром, чтобы, как сейчас говорят, захватить долю рынка побольше. Мне даже кажется, что наш рынок — и есть главный виновник безвкусной моды, которая была в «девяностых» в Тольятти.

Тогда на ВАЗе работали в три смены, а получали не в пример нынешней зарплате. У народа были деньги. Люди шиковали, выбирали, не брали всякий ширпотреб. Тольяттинок даже стали узнавать в Москве, потому что мы с товарками скупали все самое лучшее.

Автобусы до Москвы ходили ежедневно. Мне кажется, рейсы были даже по нескольку раз в день. По городу были места остановки, где собирались «челноки» их забирали автобусы. Поездка выходила примерно в три дня. Никогда больше не встречала таких тихих пассажиров, как «челноки». Все понимали, что каждая едет с большой суммой денег, как на задание, поэтому необходим покой и тишина.

Автобусы грабили часто. Разумеется, только те, что шли в Москву, а не из нее. Кому охота связываться с товаром, когда живые деньги гораздо интереснее. Схема простая – «подрезаешь» автобус на трассе, показываешь водителю автомат, он сам тебе двери и откроет. Среди водителей героев мало. Хотя, это даже не героизм, а глупость.

Мне не повезло только однажды. Влетели в салон, пригрозили, что если не отдадим валюту, всех поубивают. Ну, мы и отдали, каждая долларов по пятьсот.

Нас сильно и не обыскивали. Видимо, бандиты совсем новичками были. Кто ж пятью сотнями зеленых в Москву поедет. Еще три тысячи я в трусах прятала.

Про местный рэкет я ничего рассказывать не буду. Эти люди ведь не исчезли в миллениум. Они так же в городе остаются. Ездят на дорогих машинах, едят в ресторанах. Я один раз такого «отца семейства» на детской площадке встретила с внуками, кажется.

В 1998 году  у меня уже три палатки было. Ну, про черный вторник думаю никому объяснять не надо. Я после этого все продала, что было, и сняла помещение в одном крупном ТЦ. Так там и торгую. Правда, сейчас закрываться придется. Спрос уже почти что нулевой. Крупные сети убивают дикую розницу. От этого никуда не денешься.

0 0 0 0 0