Электронный музыкант DreadLøw: «Пусть себе стоят со сложными щами»

Вичхаусные диджеи и новые российские электронщики выбрали для себя «медийное подполье» социальных сетей и собирают в столицах не стадионы, а заводы. На различных рэйвах выступают музыканты из провинции. TTR заинтересовался новой тольяттинской электронной музыкой и поговорил с невероятно крутым диджеем Борисом Николаевым (DreadLøw), который возник буквально из ниоткуда, и порвал местных меломанов в клочья. Все о музыке, зомби на концертах и любви к Тольятти.

Как ты решил заняться музыкой?

— В десятом классе пошел в музыкальную школу учиться играть на гитаре. Освоил более-менее инструмент, нотную грамоту и прочие полезные навыки. Кстати я с Оренбургской области. Еще там подыгрывал в местной группе «Сквозняк», которая зародилась еще в «семидесятых». Ее лидер многому научил меня, особенно навыкам игры на басу и ударных. Репетировали мы прямо в доме культуры, проводил там часов по восемь иногда. Это было бесплатно, ведь потом мы выступали на праздниках на главной площади

Раньше ты играл на гитаре, почему стал писать электронную музыку?

— Я и сейчас играю на басу в группе. Электронная музыка меня зацепила широчайшими возможностями в плане синтеза звука, ограниченными лишь фантазией. Начал осваивать это дело, когда переехал в Тольятти, будучи без группы и без инструмента. Нужно же было куда-то девать творческую энергию, а тут одногруппник показал, что есть такие программы с кучей синтезаторов и эффектов.

6ORA6ZqrOjM

Чем ты занимаешься в обычной жизни, кроме музыки?

— Для меня музыка — часть моей обычной жизни, а так у меня довольно много интересов. Люблю общение, очень рад, что познакомился с теми людьми, с кем я сейчас дружу. Люблю посещать концерты, рэйвы и прочие места с музыкой, которая мне по душе. А еще я в поисках работы. В Тольятти я приехал учиться, даже на бюджете был, но бросил это дело на втором курсе. Четыре года потом гнул спину на ДСК.

На кого из электронных музыкантов ты ориентируешься в своем творчестве?

— Слушаю много разной музыки, что-то цепляет, влияет на настроение, вдохновение, а это уже влияет на творчество. У меня довольно интуитивный подход к этому процессу. У меня нет кумиров. В подростковом возрасте тащился по «раммштайнам», «продиджам», слушал мамины кассеты с «депешмодами» и батины с Yello. Сейчас нравится слушать то, чего не слышал, даже если это французкий шансон или группы эпохи психоделической революции.

Сейчас активно говорят о новой волне электронной музыки, как ты это на себе ощущаешь?

— Не знаю, что сейчас имеют в виду, говоря о волне новой электронной музыки. Было бы круто стать родоначальником новой волны, нового звучания. Хотя все новое — хорошо забытое старое. История музыки так же делает витки, то есть какие-то тенденции будут повторяться. Например, если раньше отцы-блэкари намеренно писались на самом дерьмовом аппарате, то сейчас в электронике в околовэйпоровых стилях намеренно юзают лоу-файный саунд. Мода на сырой звук повторилась.


Какие у тебя ближайшие планы относительно музыки?

— Я слишком спонтанен, чтобы строить конкретные серьезные планы. Намереваюсь творить и дальше, набираться опыта во всех аспектах. И, безусловно, я открыт для предложений выступить.

Каково это – быть музыкантом в провинции?

— Я сюда лет семь назад приехал из еще большей провинции. У меня нет огромных амбиций, поэтому и жаловаться не на что особо. Меня даже не особо волнует немногочисленность публики и многочисленность зомби среди посетителей концертов. Это не мои проблемы, пусть себе стоят со сложными щами и попивают крафтовый пивас, почесывая бородки. Мне в кайф выступать, и есть люди, которым в кайф танцевать и веселиться, вот с такими я дружу. Вообще я собрал вокруг себя за время, проведенное в Тольятти, довольно много интересных людей, хоть у каждого интервью бери. И этому я очень рад.

в центре внимания Вернуться на главную

фото дня Старый Тольятти
цифра дня 3412 браков было зарегистрировано в Самарской области с января по март этого года