Город

Екатерина Бровкина: «В Тольятти что-то делать очень легко»

Опубликовано 13 декабря 2014 в 00:01
0 0 0 0 0

Екатерина Бровкина – организатор эпатажного городского события ART&F.U.K., вдохновитель и продвигатель бессчетного множества интересных проектов и идей. Девушка, которая, по собственному признанию, что придумает, то и делает, рассказала TTR о любви к родному городу, отношению к публике и умению решать проблемы без волшебной палочки.

— Давай с протокольных вопросов начнем. Расскажи, как родилась идея провести в Тольятти ART&F.U.K.?

— Мы сидели в кафе и размышляли о том, что такого сделать в городе, чтобы это совпадало с какими-то личными «точками напряжения». Меня в тот момент волновало, что многие творческие люди из города уезжают. 90% моего окружения из Тольятти уехало. Вот и решили организовать мероприятие, которое бы смогло этим творческим людям настроение повысить. До нас на такие проекты никто не решался, это добавляло нам куража.

— Расскажи, откуда такое название?

— Просто не хотелось тратить деньги на масштабную рекламу, поэтому решили назваться эпатажно и угадали с неймингом. Мероприятие само себя отлично рекламировало. Все культурное сообщество буквально бурлило…

— А что собой представляет ART&F.U.K.?

— Это площадка, где представлены авторские проекты. Главный критерий – уникальность, никаких перепевок. Сочинил песню – выходи на сцену и пой. То же справедливо и для других видов искусства.

— Кто отбирает участников? Есть какой-то экспертный совет?

— Экспертного совета нет. Я не оцениваю творчество участников с какой-либо стороны. В одном из интервью говорила, что даже если кто-то захочет выставить дохлых ворон, то мы с интересом на них посмотрим.

— Почему билет на ART&F.U.K. такой дорогой?

— В этом году мы подняли цену билета, потому что на прошлогодний ART&F.U.K. пришло больше людей, чем смогло вместить помещение. Была даже забавная история: я не с первой попытки попала на свое мероприятие. Не получалось протиснуться сквозь толпу на входе, пришлось даже охранника на подмогу вызывать. На самом деле люди могли купить билеты и гораздо дешевле, например, пару десятков мы продавали на сайте-купонаторе. Это специально для тех, кто готов был тратить свое время на постоянный мониторинг информации о мероприятии. Я считаю, что такое пристальное внимание должно быть вознаграждено.

— ART&F.U.K. активно спонсирует бизнес, а к власти ты готова за помощью обратиться?

— Нет, за деньгами туда я точно не пойду. Для меня такой поход – это как с зонтом бежать против ветра. Прежде чем такими вещами заниматься, надо четко понять количество затраченного времени и жизненных сил и сравнить это с возможностью получить ту или иную сумму денег в качестве поддержки. Ведь нужно к кому-то ходить, что-то доказывать, говорить: «я такая классная, дайте мне денег»! Я не мыслю оценочными категориями, а тут получается, что меня саму будут оценивать. Мне этого не хочется.

— Вот ты говоришь про личные «точки напряжения», а на вкусы публики совсем не ориентируешь?

— Я делаю то, что мне нравится. Если совпадаю с другими людьми — мне приятно, если нет – я готова работать для пустого зала. Хотя мой мозг не допускает вероятности, что зал окажется пустым. У меня нет каких-то высоких целей. Я могу уехать в деревню и сажать там помидоры и картошку, если мне это вдруг станет интересно.

— Как ты умудряешься успешно таким большим мероприятием руководить?

— Творческие люди непосредственны. Я к этому давно привыкла. На первом ART&F.U.K. носила в кармане булавки, если вдруг кто-то попросит. На втором и третьем уже не просили. На самом деле у нас два организатора и команда помощников, так что мы со всем справляемся. Я не авторитарный руководитель. Я через это прошла. Меня в 14 лет 17-ти летние тети называли Екатерина Александровна. Работала хореографом и у нас была с работодателем четкая договоренность, что никому не рассказываю о своем возрасте, иначе мне бы просто не доверили детей.

— Если бы в то время работал «Вконтакте», ты вряд ли сумела скрыть свой возраст…

— Социальных сетей тогда не было, но мой отец работал в связи, поэтому интернет в рамках пилотного проекта появился в нашем доме раньше, чем в остальном городе. Позже сидела в тольяттинских чатах. Даже бывала на встречах чатовцев.

— Получается, большинство твоих друзей из этого города уехали, а почему ты осталась?

— Осталась, потому что не захотела поставить себя в экстремальную ситуацию выживания, а при переезде часто на первых порах, по моим наблюдениям, так происходит. Ну и еще любовь, конечно, меня от переезда остановила. Вообще я недолго жила в Питере. Просто приехала к друзьям на пару недель и в итоге на год зависла, но потом снова в Тольятти вернулась. Тут люди мне больше нравятся.

— Представим, что тебя руководителем Департамента культуры назначили, что первое в городе изменишь?

— Я точно не буду руководителем любого из департаментов. Это служба. Служение вообще не мое. Личная свобода для меня на первом месте, а потом уже все остальное. Любые властные структуры – это в первую очередь жесткая система, а я человек несистемный абсолютно. Так что просто не смогу встроиться, да и не нужно мне это.

— Хорошо. Переформулирую, если волшебная палочка в руках окажется…

— Волшебная палочка – символ слишком мужской и фрейдистский. Если без нее, то я бы хотела, чтобы процесс принятия решений на уровне города ускорился. Сейчас происходит так: ты придумываешь крутую идею, потом тебе нужно составить проект с детальным обоснованием листов на 60, после – оббить 45 порогов разных кабинетов, чтобы собрать все нужные разрешения и подписи. Вот так минимум полгода проходит. Хотя и это можно решить. Если не циклиться на мелочах, то на самом деле в Тольятти что-то делать очень легко.

0 0 0 0 0