Неизвестный горожанин. Женщина может сожрать твой rock-n-roll

Женщина не подчиняется логике, её поступки формируются на уровне инстинктов, она чувствует по запаху, что ты задумал — быкуешь ты или блефуешь и всё такое прочее. Знаменитый тольттинский аноним рассуждает о том, как вести себя с дамами так, чтобы не лишиться самого дорогого.

Женщины — это наше всё, благодаря их наличию, мы передвигаемся, создаем предметы, иногда ломаем их, стараемся стать сильнее, всё это мы делаем для того, чтобы у нас были женщины. Мы можем бездумно прыгать с одной на другую, можем осознано выискивать ту самую, нашему подсознанию все равно на это. Вне зависимости от нашего выбора, оно само будет искать подходящую.

Если подсознание посчитает, что пока надо подкачать навыки поиска, оно будет кидать нас по бабам с дикой скоростью. Влюблять нас в трудные мишени, остужать, как только эти мишени достигнуты, давить на нашу гордость, чтобы мы не уступали и постоянно отвлекать наше внимание, чтобы мы свято верили, что именно мы хотим себе эту крутую тачку, и эта уютная берлога нужна именно нам и никакие бабы тут не причем.

И однажды наш внутренний тихий партнер может решить, что с поисками покончено. Альфачи тоже рано или поздно устают. Их уже не манит куча дам, которые все разные и другие внутри. Они встречают одну, и начинают раздумывать над тем, над чем раньше мерзко ржали: а вот круто было бы спать только с ней, ведь она знает, что и как надо, и всё умеет, находится рядом и такая великолепная сама по себе. Конечно, это решение он принимает сам, напрочь забывая, что каким царем зверей ты бы не был, природа — твой царь.

Кто-то воспитанный и прошедший другой путь будет в каждой видеть ту самую, будет выкатывать ей всю своё кассу и раз за разом обламываться, тратя подчас многие годы. И не будет понимать, почему после очередной вяло-сопливой ссоры любовь всей его жизни утекла сквозь пальцы. Чем больше времени он провел с последней, тем дольше будет искать следующую, сваливая всё на то, что ему трудно оставить прошлое и должно пройти время. А время, кстати, как раз-таки будет идти без выходных и довольно быстро.

И вот наш романтичный герой обнаруживает, что он просрал беззаботные годы своей жизни, и минет на мамкином диванчике теперь практически недостижим и эфемерен. Пора бы уже иметь свой диванчик, но увы, всё это время он тратил на то, чтобы разглядеть лик своей судьбы в каждой девке, а потом не торопясь отходил от потрясения разлуки.

Дальше всё может пойти по-разному, но чем позднее объект поймет, что его метод неверен, тем больше усилий над собой ему нужно будет проделать, чтобы не потерять лица и всё-таки урвать себе настоящую львицу, а не удовольствоваться утешительными травоядными самками, на которых он пока что только и может рассчитывать.

Но бывает и иначе, ведь не все из нас амбициозные и несогласные на серебро жеребцы. Специфика нашего времени и воспитания породила и вырастила множество мужских особей, чей диктующий партнер не амбициозен и не заинтересован, ни в активном поиске, ни в только лучшей добыче.

С помощью наших мужских штук мы можем сделать кучу дел, порешать всё на свете, разрулить, придумать, починить. С помощью мужской логики мы строим города и возводим мосты, открываем университеты и конечно, злоупотребляем зельем с такими же логичными мужиками как мы, которые строят свои мосты, и хоть де-факто мы соперники, мы понимаем, что вместе добьемся большего, и всем достанется. И вот среди всего этого великолепия всерешаемости, наша логика и понимание устройства мира вокруг не работает только с одной темой — с бабами. Применяя к ним логику, ожидая от них доброго слова как от друга, которому ты сообщил, что настроение твое — говно, и он тут же закинул тебе пару бодряков, или приехал с бутылкой или что-нибудь ещё, так велит нам логика, близкие люди любят\ценят\помогают.

Но с бабами это не прокатывает. Особенно, когда она далеко, особенно, когда она дикая, молодая, безумно красивая лань, которую тебе когда удалось заарканить, но ты сделал это не с помощью логики, расчета, может быть, но решающими критериями были сила, настойчивость и уверенность в себе.

Когда ты сломлен, и жалко хватаешься за скользкие края той ямы, в которую скользишь, логику к женщинам применять нельзя. Это всё из детства, когда мама подаст ручку и вытрет сопельки. Скажет, что любит тебя, где бы она и ты не находились. Твоя же женщина, даже понимая всего тебя, на подсознании будет реагировать на твою логику обратной хладностью, в особенности, если вы не рядом.

Она будет невольно отдаляться от тебя, и если ты продолжил свой логический, требующей логичной ответной близости напор, всё станет только хуже, а в какой-то момент, может стать необратимо. «Сю-сю-му-сю» — это черта юности и долгих разговоров в койке после дикого секса. А в тех случаях, когда ты чувствуешь, что тебе плохо из-за её безразличия, что она как будто утекает сквозь пальцы, необходимо вспомнить, что яйца у тебя, а не у неё. И, подобно самураям, которые побеждали в схватке против 20 бойцов в одиночку, потому что представляли, что уже мертвы, тебе необходимо представить, что её больше в твоей жизни нет, и по возможности, дать ей это понять.

А вот тут мощностей хватает не у всех. Проще всего, конечно, альфачам, им-то похер, до поры до времени, у них и ситуации подобные возникают крайне редко, потому что альфач знает, что всё это безразличие со стороны самки, или наоборот чрезмерное внимание, это всего лишь тесты. Ей важно знать, до сих пор ли ты зависим от неё. Однако если душевных сил не хватает, и, продержавшись денек, ты уже строчишь большое сообщение о чувствах, какой ты в таком случае убийца мамонтов? Правильно, херовый.

Ты испытываешь душевную боль, беспомощность и необратимость бытья, можешь начать пить или жрать таблетки, чтобы успокоится, и, дойдя до пика, ты может быть, просечешь, что всё что ты чувствовал, было всего лишь женской игрой с твоим подсознанием, которое она растоптала. Оно кричит, паникует, ему снова хочется прижаться к знакомой сиське и засунуть свой щуп в теплую дырку, а этого нет, и ему страшно.

Ты сломлен, разбит: воткни в себя вилку и посмотри, потечет ли кровь. А ведь знаешь, потечет, и завтра всё равно наступит, и все эти переживания твои, и тебе надо как можно скорее заметить, что от твоей крутости не осталось и следа, а все потому что когда ты прогибаешься под женщину, она начинает жрать твой rock-n-roll.

Хотя бы разок, но это чувствует каждый, кому-то хватает ума выпрямиться и вспомнить о своем происхождении, перекрыть любимой суке шлюзы и восстановить поставку rock-n-roll-а в кровь. А некоторые остаются сломленными и живут в страхе. Они не против брака потому что боятся, что их бросят. Они добровольно подписывают этот протокол. И теперь их блеск в глазах будет постепенно исчезать.

И однажды ты посмотришь на кореша, который был заправский гитарист, который ещё недавно писал песни и его рок-н-ролла, казалось бы, хватило на всех, сегодня уже не помнит, когда брал в руки гитару, уверен, что песни — это глупо, а что-то начинать теперь — уже поздно.

Он каждый день приходит домой, где должен просто сидеть около своей женщины, которая когда-то победила его в этой межполовой битве. И теперь весь его рок-н-ролл принадлежит ей, как и он сам.

В какой-то степени женщина — потому и такой ценный ресурс для твоей деятельности, потому что она постоянно будет давать тебе прикурить, если это не так, то, скорее всего это — не твоя женщина.

Они делают это не специально, они для этого рождены, они нам для этого даны. И, когда очередной травоядный мужчинка, преодолев страх перед потерей благоверной, отпишет её очередной беспричинный каприз, уйдет в другую комнату, возьмет гитару и сбацает для разминки песенку Стиви Рей Вона, глаза его заблестят и его rock-n-roll снова побежит по его венам.

 




в центре внимания Вернуться на главную

фото дня Сом, выловленный на реке Уса
цифра дня 45 059 человек в Тольятти работают неполную рабочую неделю (по данным Центра занятости населения)