Неизвестный горожанин. Самый важный поступок в жизни

Наш анонимный автор, кажется, совершил «самый важный поступок в жизни». Он не эмигрировал, не поступил на службу по контракту, не сменил пол. Неизвестный горожанин неожиданно подал заявление в ЗАГС и рассказывает о том, что его на это толкнуло.

Недавно я решил помирать. Нет, не так, когда простуда, и ты лежишь с температурой тридцать семь и три, тебе так мерзко, что ты не рад буквально всему. Помирать на самом деле, с сосновым гробом, скучными и хорошо, если натуральными венками, унылыми речами и развеселой попойкой на поминках. Когда ты слишком стар, первое что приходит тебе на ум, когда в каком-нибудь углу твоего тела начинает сильно и продолжительно колоть, сходить к нотариусу, чтобы написать от руки завещание и уведомить, что ты в здравом уме и твердой памяти, хотя и не особо представляешь, куда дел свои зубные протезы. Когда ты молод, а колет просто нестерпимо и каждый день, в нотариальную контору бежать незачем, просто потому, что тебя нечего, да и некому завещать. Получается, что нужно быстро получить от жизни буквально все за оставшиеся несколько дней.

Разумеется, я не решился лезть на Эверест (колит) и употреблять тяжелые наркотики (надо распечатывать вены), но понял, что еще не был женат. На самом деле, до этой идеи я дошел не сразу. Сначала осознал, что никто не будет сидеть рядом с моей кроватью в больничной палате и реветь в три ручья. Это может выглядеть смешно, но мне стало по-настоящему страшно. Не так чтобы просто холодок в груди, а огромное липкое болото страха, в которое ты проваливаешься с головой для того чтобы постоянно ощущать панические атаки после того как очутишься на самом его дне. Я понял, что все эти россказни про «стакан воды» совсем не чушь. Умирать в одиночестве не страшно, а просто жутко.

Поэтому я сделал своей девушке предложение. Нет, я ее не любил, просто мне захотелось умереть женатым человеком и, чтобы было не так страшно умирать. Странно, но моя пассия согласилась почти без колебаний. Хотя казалось, что я превратился в одно большое светящееся табло, на котором горел текст: «Я тебя использую, чтобы мне не было так страшно». Ее родственники даже помогли подать заявление в ЗАГС по какой-то ускоренной схеме. Пассия стала выбирать платья и со скоростью таксиста, летящего по встречке, подписываться на паблики свадебной тематике. Нам даже пришлось съехаться и зажить вместе.

Разумеется, я не умер. Нет, все было, конечно, хуже обычного аппендицита, но в самое ближайшее время я точно не сыграю в ящик. Теперь у меня есть довольно увесистая медицинская карта с целой кучей направлений, заключений, результатов анализов и исследование и справка, о том, что в моем паспорте в скором времени появится еще одна печать. Радуюсь, что хотя бы не успел дойти до состояния, в котором начинают делать детей, руководствуясь желанием оставить кого-то на этом свете после себя. Не скажу, что я рад скорому походу в ЗАГС, но и отменять его не намерен. Люди в моем возрасте уже успевают развестись, а я еще не был даже женат.

Уверен, через год мне все это надоест. И я стану работать на бракоразводного адвоката, если успею наделать непоправимых «косяков» в процессе совместной жизни. На самом деле мне нравится это потребительское отношение к жизни. Зато теперь умирать могу совершенно спокойно.

в центре внимания Вернуться на главную

цитата дня «Расклейщиков не найти, это партизанщина. Но все равно надо создавать среду, чтобы не было нарушений, не было этой партизанщины»
Борислав Гринблат, депутат
цифра дня 30 жителей Тольятти и Самары задержали на "стрелке" ОПГ полицейские и бойцы СОБРа